Решаем вместе
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!
2 июня 2021

Мы любим вызовы, они нас закалили

ОК "Русал", лидер мировой алюминиевой промышленности, вновь, как и практически все последние годы, стоит на пороге больших перемен: компания заявила о намерении выделить менее экологичные активы в новую компанию и переименовать оставшуюся часть в AL+. Как это может отразиться на самом "Русале" и его сбытовой политике, что ожидать на внутреннем и мировой рынке алюминия, о личных планах и новой специфике своей работы в интервью агентству "Прайм" рассказал Роман Андрюшин, недавно назначенный замгендиректора "Русала" по продажам в России, СНГ и Китае. Беседовал Павел Батурин.

Andryuschin.jpg

- Насколько я понимаю, это новая должность для "Русала". С чем связано ее введение именно сейчас?

— Компания решила выделить рынки нашего стратегического развития, рынки с большим потенциалом роста, в единый пул. Такие рынки требуют несколько иной подход к организации продаж, а именно содержат в себе большую часть развития с нуля, как клиентов, так и продуктов. Это рынки новых возможностей, как для нас, так и для наших клиентов. И если наш домашний рынок, Россия и СНГ, всегда был и есть для нас в приоритете, то Китай в статусе рынка стратегического развития окончательно выделился только в прошлом году. Это произошло на фоне структурных изменений в алюминиевой индустрии Китая и его новым экономическим курсом на развитие высокотехнологичного внутреннего спроса.

- Одной из ваших задач теперь является развитие рынка Китая. Насколько вообще можно повлиять на такой самодостаточный и большой рынок, и в чем его особенности?

— Экономика Китая проходит через период трансформации, меняется ее структура, растет доля сервиса, что однозначно сигнализирует о высоком уровне зрелости рынка. Период индустриализации завершен. Китайская экономика ищет новые драйверы роста, вперед выходит фокус на высокие технологии и на развитие комфортной среды обитания. При этом исторически алюминиевая индустрия в Китае использует в основном угольную энергогенерацию. Поэтому экологическое регулирование ограничило максимально разрешенные мощности по производству первичного алюминия в 45 миллионов тонн. И этот лимит будет достигнут в ближайшие два года.

Это означает, что Китай становится регулярным импортером первичного алюминия. А для нас открывается новая возможность развивать рынок, который ранее был для нас не привлекателен. Более того, китайские экспортеры готовой продукции заинтересованы в низком углеродном следе своей продукции, чтобы быть конкурентоспособными на мировом рынке. И это тоже дополнительная возможность для нашего низкоуглеродного алюминия.

В целом масштаб бизнеса китайских компаний, конечно, впечатляет. Так типичный размер экструзионного предприятия превышает 200 тысяч тонн в год, а типовые мощности по прокату превышают 500 тысяч тонн в год. Размер бизнеса во многом определяет и требование покупателей к объему металла и условиям поставки. Высококонкурентный рынок требует и самых высоких стандартов сервиса. Поэтому мы создали офис в Китае, чтобы быть максимально близко к нашим покупателям, чтобы эффективно и своевременно отвечать на изменения рынка и потребности наших клиентов.

- Буквально незадолго до нашей встречи стало известно, что "Русал" планирует трансформацию, в результате которой активы с более высоким углеродным следом предполагается выделить в отдельную новую компанию, а оставшаяся будет переименована в AL+. Как это может отразиться на сбытовой компании и ее работе с потребителями?

— С точки зрения глобальной картины и развития рынка это решение абсолютно очевидно и необходимо. Сегодня "Русал" — действующий лидер рынка, но мы находимся в плотном окружении конкурентов, и чтобы сохранить лидерство, нужно снижать параметры выбросов. Рынок, который сейчас формируется на ближайшее десятилетие, требует особого подхода к углеродной составляющей производимого материала, развиваются производители, которые будут брать только металл с низшей степенью углеродного следа, и никакой другой. И разделение компаний позволит нам в лице AL+ участвовать в борьбе на рынках с ультранизким углеродным следом, где уже сейчас лидировать очень важно. Это сохранит действующих клиентов, позволит развивать с ними долгосрочные отношения и повысить маржинальность.

Вторая часть истории — новая компания с активами с более высоким углеродным следом, задача которой будет в кратчайшие сроки максимально улучшить эту ситуацию. Она не потеряет стоимость, и для клиентов ничего не изменится: они так же будут брать с определенных заводов определенный металл. То есть, по сути дела, мы позволяем AL+ уйти в отрыв, получаем такого чемпиона с ультранизким углеродным следом на случай, когда это требуется клиенту. При этом новая компания тоже будет работать в рамках рыночных требований. Это "Новая компания" имеет средний для индустрии углеродный след. И она также будет стремиться к его снижению, уже за счет модернизации. А для клиентов ничего не поменяется, они смогут покупать у обеих компаний, и контракты будут выполняться.

- В какой из компаний вы бы предпочли работать?

— Мне было бы интересно поработать в "Новой компании", Мы любим вызовы: и санкции, и экономические вызовы хорошо нас закалили как команду, и меня в том числе. Мне интересна новая компания, потому что в сферу моих новых обязанностей входит как раз фокус на наших ключевых рынках, И в рамках разделения большая часть продаж на внутреннем рынке переходит к новой компании. Также мне интересно, что будет происходить с новой компанией помимо модернизации, Мы наверняка сфокусируемся на развитии следующих переделов, нашей клиентской базы. В общем, все говорит о том, что больше работы будет в новой компании, это и привлекает.

- Как быстро восстанавливается внутренний рынок РФ после спада из-за пандемии? Какие основные факторы этому способствуют или мешают?

— Вопреки негативным ожиданиям, которые у всех были в разгар пандемических ограничений, рынок РФ восстанавливался очень быстро. Уже к началу IV квартала мы смогли компенсировать все потери карантинного периода, а к концу 2020 года столкнулись с тем, что наше производство не успевает за восстановлением спроса.

Такому результату способствовал целый комплекс факторов, ряд которых связан с нашей работой по развитию спроса на внутреннем рынке в последние 5 лет. Это и наращивание экспорта продукции высоких переделов, поскольку за счет более быстрого восстановления производства в России, отечественная продукция была очень востребована и на внешних рынках: так объем поставок полуфабрикатов и готовых изделий вырос на 5%. Плюс импортозамещение, когда разрыв цепочек поставок и остановки производств в различных регионах мира позволили отечественным производителям быстрее восстановить объем производства на фоне роста внутреннего спроса. Кроме того, произошло быстрое восстановление строительной отрасли благодаря программам господдержки и реализации нацпроектов.

И в 2021 году мы впервые в истории компании планируем достичь уровня продаж на внутреннем рынке в 1,2 миллиона тонн, то есть на 20% больше, чем в прошлом году. Это очень серьезный рост за всю последнюю историю, В 2014 году было 600 тысяч тонн, и мы стремились к миллиону. Последние три года мы продавали по миллиону тонн, И 1,2 миллиона — это прорыв уровня сопротивления с выходом на более высокие цифры. Я абсолютно уверен, что у рынка есть дальнейший потенциал роста, хотя есть очевидные ограничивающие факторы, главным образом, наличие конкурентных мощностей у наших клиентов-потребителей, главным образом.

А в целом мы бы хотели видеть продажи "Русала" в 2025 году на рынке России и СНГ не меньше 1,5 миллиона, а в 2030-м — 2 миллиона тонн. Это будет почти половина объема производства и продаж действующего "Русала". Само по себе это не случится, этим нужно заниматься, это требует разумных инвестиций в мощности следующих переделов. Но это абсолютно реальная цифра. Я думаю, главным следующим шагом в росте спроса будет экспорт наших клиентов, то есть экспорт продукции более высоких переделов. Это главный фактор достижения озвученных мной цифр, потому что замыкаться только на внутрироссийском спросе или внутри СНГ, неперспективно.

- Цена на алюминий на LME в последнее время выросла до трехлетнего максимума, почти до 2,5 тысячи долларов за тонну? Как долго она может оставаться на столь высоком уровне, почему и возможно это еще не предел?

— Ситуация на рынке такова, что цена будет оставаться на высоких уровнях, поскольку сейчас больше факторов, поддерживающих текущий уровень и дальнейший рост цен. Все говорят о новом сырьевом цикле, который поднимает спрос и цены, огромное количество денег пошло на восстановление экономики после пандемии, развитие инфраструктуры, инвестиции в основное производство, металлоемкие проекты. Это все требует большого количества металла, который мы производим, поэтому я смотрю оптимистично в будущее. В общем, спрос нас очень обнадеживает, а со стороны новых мощностей пока нет явных больших объемов предполагаемых к вводу, И Китай не наращивает свое производство в силу экологических ограничений.

- В настоящее время далеко не все отечественные компании решаются на приобретение зарубежных активов. Покупка немецкой Aluminium Rheinfelden свидетельствует о намерениях «Русала» серьезно нарастить свое присутствие в Европе?

— Приобретение "Райнфельдена" отлично вписывается в стратегию "Русала" по увеличению продаж в сегменте автопрома и развитию в ресайклинге. "Райнфельден" – небольшая компания по объему производства, однако это компания — владелец уникальных патентов на сплавы для автопрома. Мы видим синергию в том, чтобы производить патентованные сплавы на заводах в Сибири и увеличить предложение high-end продуктов нашим клиентам.

- Доля продукции с добавленной стоимостью (ПДС) в продажах "Русала" в I квартале выросла до 49% с 47% кварталом ранее. Для компании ее увеличение является одной из важнейших стратегических целей, в связи с этим хотелось бы уточнить, какие ориентиры по росту доли в ПДС в продажах вы ставите на ближайшую и среднесрочную перспективу?

— Скорее всего, уже в этом году доля ПДС в наших продажах достигнет 50%. С вводом нового завода в Тайшете в этом году, наш портфель продаж ПДС увеличится еще на более чем 350 тысяч тонн. Сбалансированный портфель ПДС и высокая диверсификация клиентской базы позволит нам и дальше наращивать объем продаж. Доля ПДС в 60% может быть достигнута уже в ближайшие 2 года.

- В вашу зону ответственности на новом посту также входит создание и внедрение инновационных продуктов компании. Какие перспективные направления здесь можно выделить?

— Наша работа по развитию внутреннего рынка тесно связана с созданием новых продуктов компании, успешное продвижение которых не в последнюю очередь обусловено преимуществами используемого материала. Поэтому работа по разработке новых продуктов совместно с нашими коллегами из Технической Дирекции и ИЛМИТ – крайне важна. Среди последних примеров можно назвать инновационный сплав для производства алюминиевых цистерн, низко-легированные алюмо-скандиевые сплавы для аэрокосмической, автомобильной, судостроительной и других отраслей. Также идет работа по освоению твердых сплавов для производства шипов для зимних шин, а также других сплавов катанки для технических применений (3-4-5 серии). Важным новым направлением, на котором мы дополнительно будем сосредоточены в ближайшие годы, является расширение нашей линейки продуктами с содержанием алюминия вторичной переработки, а также 100% вторичных сплавов.

- Насколько понимаю, в вашей компетенции сохраняется и работа над ростом потребления алюминия путем замещения других традиционных материалов. Чего удалось добиться в последнее время по этим направлениям?

— Развитие спроса на внутреннем рынке остается одним из приоритетов компании. И мы видим результата наших усилий: 2015 по 2020 год наши продаж выросли более чем на 30%. В настоящее время почти 8% наших продаж приходится на продукты, которые появились на рынке в результате нашей проектной деятельности, и в ближайшее время эта доля будет только расти.

Если говорить о наиболее перспективных проектах, на которых мы будет сосредоточены в ближайшее время, то можно выделить следующие направления. В автопроме это силовая проводка из алюминиевых сплавов и структурные компоненты для кузова электротранспорта, что особенно касается муниципального транспорта, где взрывными темпами развивается сегмент электробусов, и облегчение конструкции крайне важно. В отношении прочего транспортного машиностроения можно выделить алюминиевые решения для метрополитена, танк-контейнеры, локализация производства пассажирских скоростных вагонов.

В нефтегазовой отрасли это могут быть бурильные и обсадные трубы, оборудование для хранения и транспортировке нефтепродуктов, в энергетике — инновационные кабели для нефтегазовой отрасли, расширение применения алюминиевой жилищной проводки, продвижение гибких кабелей из алюминиевых сплавов, а также использование алюминия в светотехнике: от кабелей до корпусов светильников.

В строительстве, включая жилищное, применение конструкций из алюминия и сплавов может служить для повышения энергоэффективности и экологической безопасности. Речь, в том числе, идет о комплексных типовых решениях при строительстве школ и больниц, большепролетных конструкциях для спортивных и культурных объектов, развитии модульного строительства с использованием алюминиевых конструкций, строительство мостов и дорожной инфраструктуре. Отдельная большая тема — развитие инфраструктуры труднодоступных регионов, то инфраструктуры аэропортов, мобильных дорог и вертолетных площадок, быстровозводимого жилья для вахтовых городков.

https://1prime.ru/Interview/20210601/833806677.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D